Two Siberians

Кровные «Братья Бриль» породнились с музыкальными — Two Siberians

Какие метаморфозы произошли с Майлзом Дэвисом и композициями «Сибиряков»

Кровные «Братья Бриль» породнились с музыкальными — Two Siberians

вчера в 17:37, просмотров: 1180
 

 

Если есть устойчивое определение «человек-оркестр», то этим двум командам идеально подошло бы в качестве описания импровизированное и видоизмененное «дуэт-оркестр». Тем более что и импровизация для обеих не просто субстанция, из которой они черпают вдохновение, а жизненно необходимый элемент, по сути — воздух.

 

Какие метаморфозы произошли с Майлзом Дэвисом и композициями «Сибиряков»
фото: Наталья Малахова
 

Близнецы Александр и Дмитрий Бриль, родившиеся в одной из самых известных музыкальных московских семей (их отец Игорь Бриль — народный артист России, джазовый пианист и композитор), демонстрируют на сцене, как из музыки, сыгранной на кларнете и саксофоне, может рождаться вселенная. Создатели и единственные участники Two Siberians Юрий Матвеев (электро-гитара) и Артем Якушенко (электро-скрипка) хотя и не братья по крови, но, кажется, понимают друг друга с полуслова, закручивая в своих композициях не менее эпичные эмоциональные и звуковые вихри. Собравшись вместе, они подняли целый ураган.   

Идея создать коллаборацию, как это часто бывает в творческой среде, родилась спонтанно, хотя, по мнению Александра Бриля, случайных встреч не бывает: «Сначала мы познакомились с Юрой. Я предложил ему свои творческие возможности, а потом, когда послушал альбом Two Siberians «Out of Nowhere», понял, что из этого эксперимента может родиться что-то интересное не только для нас самих, но и для слушателей». Уже после трех совместных репетиций артисты устроили мини-выступление для друзей на одной из столичных студий, а через полторы недели дали большой открытый концерт в известном джаз-клубе. Сделав из названий своих проектов аббревиатуры, программу назвали емко и лаконично — «2S&BB джазовые метаморфозы». Музыканты решили, что в основном будут исполнять музыку «Сибиряков». На концерте они сыграли композиции «Волшебная лампа», «Дорога на Эльдорадо», «Yohar» (вообще, «ехор» — это народный танец-хоровод у бурят, а «сибирякам» всегда было близко этническое и метафизическое), «Jean Pierre» Майлза Дэвиса и «Allergic to Gravity» с уже упомянутой пластинки «Out of Nowhere», выпущенной в середине нулевых в Нью-Йорке с участием лауреата «Грэмми» саксофониста Майкла Брекера, бас-гитариста Мэтта Гарисона, кларнетиста Дона Байрона и нью-йоркского детского хора. Тогда в рамках презентации Матвеев и Якушенко устроили в NY четырехдневный музыкальный марафон на Тайм-сквер, где продали около 4000 дисков.

 

Two Siberians на фестивале V-Rox 2015. Фото: twosiberians.net
 

 

Аллюзии с «Метаморфозами» Овидия, которые могли родиться у зрителей, не случайны. На глазах у публики два дуэта, слившись в квартете, как будто рассказывали причудливыми партиями и пассажами экспрессивные истории — разные, но соединившиеся в общее пестрое полотно. Это тот случай, когда инструментальная музыка может быть выразительнее, чем песни, оказать эмоционально более сильный эффект. Особенно любопытно было наблюдать за полилогом, который вели между собой исполнители. За тем, как участники обоих дуэтов, в которых за долгие годы укрепилась мощная внутренняя связь, было сформировано особое внутреннее поле, впускали друг друга в эти творческие поля, в какие-то моменты немного закрывались друг от друга, развивая невидимую игру в парах, но так или иначе создавали общее энергетическое пространство. «Стоя на сцене рядом, мы сами не перестаем удивляться», — говорят артисты.

 

История обоих проектов насыщенная и интересная. Еще в 1980-е годы Матвеев и Якушенко были участниками авторского музыкального «Театра Пилигримов», где работали над произведениями для спектаклей. Они дебютировали в дуэте в 1986-м на джазовом фестивале в Новосибирске, где получили диплом, но только через несколько лет после другого фестиваля — «Рок Чистой Воды» — решили начать работать в тандеме. Команду, в творчестве которой соединились элементы самых разных жанров — от фолка до блюза и кантри, — назвали «Белый Острог», но за рубежом артисты сразу выступали как Two Siberians. Очень быстро начались гастроли по городам и странам, музыкантов пригласили выступить в знаменитом Lincoln Center, в легендарном клубе CBGB на Манхеттене, они стали победителями мирового конкурса International Songwriting Competition в номинации «Инструментальная музыка», фаворитами публики на джазовом фестивале в Рочестере. В общем, путь был ярким и удачным. В какой-то момент артисты взяли довольно долгий тайм-аут, 5 лет не играли вместе, а потом сошлись снова. В их багаже не только более десятка альбомов, но также музыка к фильмам, сериалам и авторским программам.

Александр и Дмитрий Бриль были участниками коллектива своего знаменитого отца «Игорь Бриль и Новое Поколение». Они окончили, а потом и стали преподавать в РАМ им. Гнесиных, которая в свое время и была местом репетиций группы. В ее состав, помимо семейства Бриль, вошли барабанщик Евгений Рябой, трубач Александр Сипягин и контрабасист Борис Козлов. Так же, как Two Siberians, коллектив выступал не только в России и странах СНГ, но и в других уголках земного шара: в Германии, Индии, Канаде, Индонезии. В их первый альбом «Bril Brothers — Immersion», выпущенный в 2000 году, вошли композиции, записанные на выступлении на «Московской осени-97» в Концертном зале им. П.И.Чайковского. В 1998-м братья выступили еще в составе «Нового Поколения» на Международном джазовом фестивале в Монреале, а уже через год создали проект Bril Brothers, куда также пригласили пианиста Алексея Беккера, ударника Дмитрия Севастьянова и контрабасиста Сергея Хутаса. В таком составе был записан второй альбом «Song For…». Позже также появился проект «Together», в рамках которого была выпущена пластинка «Connection». Ее Александр и Дмитрий записывали вместе с отцом, а также пианистом Яковом Окунем, флейтистом Владимиром Нестеренко, трубачом Алексом Сипягиным, контрабасистом Хансом Главишнигом и барабанщиком Джонатаном Блейком.

И «Братьев Бриль», и Two Siberians всегда тянуло на любопытные эксперименты, а расширение граней между стилями и направлениями — для них органичный и естественный вектор движения. В этом смысле даже странно, что такая необычная коллаборация не родилась раньше. Но всему свое время. Остается только с интересом наблюдать за судьбами музыкантов и, возможно, их новыми совместными опытами. Неисповедимы инструментальные пути.

Получайте короткую вечернюю рассылку лучшего в «МК» - подпишитесь на наш Telegram.

Русский

Фотографии